Инфраструктура заботы — термин, который мы вводим, опираясь на критические исследования инфраструктуры. Под инфраструктурой заботы мы понимаем материальную систему, состоящую из людей, животных и объектов, которая позволяет сосуществовать этим акторам друг с другом. Актор — термин из акторно-сетевой теории, позволяющий говорить об объектах как способных к действию, снимающий эксклюзивность такой способности с человека. Инфраструктуры заботы, создаваемые крымскими татарами, могут рассматриваться довольно буквально: как проведение водоснабжения и электричества в районы самовозврата, где не было каких-либо коммуникаций, или как помощь семьях политзаключенных с поддержанием инфраструктуры. В менее буквальном значении инфраструктуры заботы могут принимать форму систем защиты экологии, солидарности с другими народами, переживающими колониальное угнетение России, движений, осуществляющих поддержку жертв политических репрессий.

В поселениях самовозврата не было коммуникаций, их приходилось проводить самостоятельно: самовозврат подразумевал не только захват и защиту земли, но и сооружение жилища и коммуникаций в условиях почти полного отсутствия сбережений (те, которые имелись, обесценились после распада Советского Союза). Такое строительство было возможно весьма буквально благодаря традиции заботиться друг о друге — «талакъа». Забота помогает создавать инфраструктуру и сегодня, как в случае с семьей политзаключенного Абдурахманова: активисты, в связи с потерей кормильца, помогли семье закончить строительство дома, чтобы ей не пришлось и дальше жить в вагончике.



Крымские татары не раз оказывались перед выбором между заботой только о себе и поддержанием инфраструктуры заботы о субъектах, также испытывающих колониальное насилие России. Российское и Советское правительства не раз пытались подкупить крымских татар, чтобы переманить на свою сторону в борьбе за колониальную власть. В Советском Союзе это был проект республики Мубарек. Вместо разрешения вернуться в Крым, по словам властей, занятый санаториями, было предложено устроить коренизацию крымских татар в Узбекистане, выделив им земли там. Такое решение не просто не отвечало требованиям крымских татар о возвращении в Крым — оно бы ставило под угрозу отношения с местными жителями, которые и так пришлось налаживать с большим трудом после депортации. На предложение о республике Мубарек крымские татары ответили протестами. Перед следующим выбором крымские татары оказались по возвращению в Крым: КГБ пыталось их завербовать, предлагая помощь с репатриацией в обмен на про-российскую позицию. Крымские татары отказались, заняв про-украинскую позицию. Этой позиции они продолжили придерживаться и после аннексии Крыма в 2014 году, когда российское правительство пыталось буквально купить крымскотатарский народ.


Крымскую солидарность” также можно понимать как часть инфраструктуры заботы. Это движение оказывает поддержку политическим заключенным посредством юридической помощи, освещения в медиа, объединения семей заключенных и организации мероприятий для детей.