Крымские татары смогли выстоять годы депортации, создав беспрецедентную  сеть солидарности низового активизма — коллективная травма стала общей основой для политической мобилизации. Движение за возвращение в Крым продолжалось с 1957 до распада Советского Союза в 1991 году, став самым длительным диссидентским движением СССР. Сотни арестов с последующей высылкой в лагеря не смогли сломить крымских татар. В одной из массовых петиций к ХХIII съезду партии почти 120 тысяч крымских татар — практически все взрослое население — не побоялись подписать требование о реабилитации их народа. Организованность и политизированность крымских татар не раз помогала добиваться освобождения и условных сроков для осужденных активистов как в Советском Союзе, так и, позднее, в Украине. В условиях современной оккупации Крыма солидарность позволяет политическим заключенным не оставаться наедине с репрессивным государством: крымские татары ездят не только на нескончаемые апелляции и суды в города Крыма, но и в Ростов-на-Дону и Москву. “Крымская солидарность” заботится не только об их юридической защите, но и об их семьях
Айше Сейтмуратова получила 3 года условно вместо реального тюремного срока после протестов в 1967 году.


Защита самовозврата в Алуште в 1992 году от атаки спецназа. Защита подразумевала не только открытую конфронтацию с представителями власти, пытавшимися отобрать землю, но и последующее сквотирование нижних этажей парламента в Симферополе с требованиями отпустить арестованных во время конфронтации. Все 26 человек были отпущены под давлением тысяч протестующих.


Апелляция по делу Хизб ут-Тахрир в Москве в 2019, когда было арестовано 44 человека под залом суда за футболки «Прекратите репрессии в Крыму» и «Наши дети — не террористы».