разрушение памятников



















                           запрет языка












Спираль № 2. Разрушение символов


Физическое уничтожение тел сопровождается разрушением памятников исламской материальной культуры (мечетей, фонтанов, мест захоронений), сожжением книг, запретом на изучение языка, политикой русификации.

В 1833 году по всему Крыму были собраны и сожжены книги, рукописи, письменные источники на крымско-татарском языке. Подобная же акция была повторена в 1928 году: после замены на латиницу крымскотатарского алфавита, существовавшего много веков на основе арабской вязи, из библиотечных собраний были изъяты все источники на крымскотатарском языке и сожжены.

Эти акции были частью строительства национального государства — сначала Российской империи, а позже СССР, — в котором не могло существовать иного языка, кроме «русского», который бы создавал условия «сближения с культурой великого русского народа», либо его наследника, так называемого «советского гражданина», лишенного национальных признаков.

Согласно российскому законодательству, крымскотатарский язык, считается государственным языком, на практике же его официальный статус существует как фикция. Помимо введения запретов на употребление отдельных слов — сухбет, меджлис, курултай, — стремительно уменьшается количество школьников, изучающих крымскотатарский язык. Правозащитница Эмине Авамилева отмечает: «В реальности крымскотатарский язык остался лишь языком бытового общения внутри семей, а в общественной и политической жизни Крыма его использование вы не увидите».


Уничтожение памятников материальной культуры повторяется циклически, начиная с 18 века. Меняются лишь декларируемые причины. Сразу после первого захвата Крыма Российской империей в 1783 году, граф Потемкин, готовясь к приезду Екатерины II, занялся «реставрацией» покинутого дворца крымских ханов в Бахчисарае. К маю 1787 года хан-сарай был «отреставрирован» под руководством де Рибаса, в результате чего «дворец утратил свой первоначальный стиль». После одной из многочисленных так называемых «реставраций» на входе во дворец появился символ правящего дома Романовых — двуглавый орел. Как отмечает исследовательница Келли О’Нейл, после имперской «реставрации» дворец ханов из важнейшего политического символа крымскотатарского народа превратился в символ «покорения татар».
Начиная с 1920-х годов в атеистическом советском государстве началось массовое закрытие мечетей и уничтожение культовых объектов, переоборудование их под склады, мастерские, хранилища. Надгробные плиты с кладбищ и камень разрушенных мечетей, в том числе имевших историко-культурную ценность, часто использовались как строительные материалы.

Спираль колониального угнетения продолжала раскручиваться и дальше: в 1918 году топоним «Крым» был заменен на «ССР Таврида», после насильственной депортации 18 мая 1944 года крымскотатарские топонимы стали заменяться на русские, кипарисовые аллеи — на березы, чтобы не оставалось никаких следов, напоминающих о крымских татарах. Русский писатель Константин Паустовский так характеризовал ситуацию: «Этот случай с переименованиями свидетельствует об отсутствии элементарной культуры, пренебрежении к народу, к стране».